Друзья, приветствую вас в Мастерской SUN in BUN!​
Меня зовут Лена Иванова-Тагирова, Liva Tagira – мой творческий псевдоним. 

Как-то так закрутилось, что я имею несколько проявлений. С одной стороны – я арт-директор постановочных съемок в глянцевых изданиях, с другой стороны – художник и фанатичный препод:)​

Несмотря на то, что в моем дипломе в графе «специальность» написано: «живописец, преподаватель живописи», мне казалось, что вот уж последним я точно заниматься не собираюсь.

Моя преподавательская суть проявилась неожиданно для меня самой - в ходе творческих проектов для журнала L'Officiel и в сотрудничестве со школой фотографии Photoplay, когда я в итоге обнаружила себя с отрядом накопившихся «учеников». 

Дальше – больше. Мне вдруг стало абсолютно понятно, что часто мы разговариваем с моими студентами на разных «языках». Сейчас поясню: можно сказать, что человек немузыкален, что у него нет слуха, но у нас нет такого же синонима для визуальных искусств. Можно сказать «у него нет глаз», но это не настолько точно:) 

Понятное дело, я тут же принялась искать способы «открытия глаз»!

Несмотря на то, что в моем дипломе в графе «специальность» написано: «живописец, преподаватель живописи», мне казалось, что вот уж последним я точно заниматься не собираюсь.​
Прежде всего я вспомнила свой личный переход из состояния «студент художественного отделения, обученный ремеслу в академических традициях» в состояние «художник, что-то смыслящий, чувствующий и улавливающий". 

И эти два состояния разделены как минимум десятилетием. При том, что я прирожденный визуалист, который мыслит картинками… Однако, мне пришлось проделать мучительный путь, пока я просто разрешила себе говорить. 

И это история про то, «как забыть всё, чему тебя обучили». Конечно, ремесло-то, оно в руках. Оно при мне и осталось. А вот со страхом белой бумаги, с дефицитом смелости, с творческим ступором пришлось сражаться. 

Птичка рождена чирикать, но вынуждена молчать. Страшное дело! )​
Со страхом белой бумаги, с дефицитом смелости, с творческим ступором пришлось сражаться. ​
Все мои поиски крутились вокруг одного бесценного опыта, подаренного моим Учителем. Он говорил мне, что художнику нужно открыть "сердечную дверку", где-то там, в середине груди.  

Эта дверка ведет нас к нашему особому "Я", свежему, только что родившемуся, для которого нет преград и коридоров, которое живет вечно и никогда не умрёт - впустить запах травы и ветер, тучи и птицы, звёзды и движение миров. 

"Главное - хоть что-то чувствовать. Художника нет, если он ничего не чувствует", - так говаривал мой дорогой Учитель. Впечатление, эмоциональное переживание - вот это заставляет меня рисовать. 

Теперь-то уже и я говорю: неважно, как ты описываешь мир, сами способы не так уж и существенны. Главное, что твой голос есть в общем хоре голосов, что ты можешь себе это позволить - не молчать. Ты открыт впечатлениям, любопытен, чувствителен и смел. Тебе не важно "умеешь" ли ты рисовать, ты это делаешь, потому что в этом есть потребность!

Примерно для этого мы со Светой Максимовой и придумали мастерскую SUN in BUN, чтобы помочь тем, кто готов "говорить", проявляться, быть видимыми! Ведь искусство, по большому счёту, может быть чем угодно. 

Как и рисование. Это нечто большее, чем просто способ передать сходство - скорее, рассказ, о том как мы живём.

Можно ли нарисовать шум? Как изобразить чувства на чистом листе? Можно ли завернуть в ткань огромный мост и считать это произведением искусства? Как нарисовать скорость или ветер? Можно ли нарисовать музыку?

Одним словом, я бы хотела, чтобы именно таким способом обучали меня.

Занимаясь в мастерской SUN in BUN, мы не учимся рисовать - это побочный эффект ) - мы учимся воспринимать мир в особом режиме - режиме мышления зрительными образами.​
По большому счёту, занимаясь в Мастерской SUN in BUN, мы не учимся рисовать - это побочный эффект:) - мы учимся воспринимать мир в особом режиме - режиме мышления зрительными образами.​

Этот ментальный переход требует определённых усилий, поскольку в раннем возрасте ребёнок переориентируется на вербальную, логическую систему мышления, принятую в нашем обществе. 

И, как следствие, он либо перестаёт рисовать, либо полностью подменяет результаты "живого" наблюдения системой общепринятых символических обозначений.

Однако, рисование – это больше, чем способ передать сходство.

Это особый язык со своей собственной логикой - он допускает множество индивидуальных вариаций в описании чего-либо и всё же имеет достаточно точное устройство.

Наши занятия как раз формируют представление о том, как "работает" абстрактный язык и обучают быть чувствительными к визуальным структурам.

Как проходит наше обучение
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}